27.09.2022   |  
  |                     |  

26.08.2022. Дмитрий Смирнов, Татьяна Опалева. ИА Крымский Телеграф — «Тайна мироздания» Алемдара Караманова: Загадка единственной картины автора гимна Крыма

В коллекции Симферопольского художественного музея немало прекрасных картин. Но есть среди них такие, о которых хочется рассказать особо. Картины, которые ценны не только как произведения искусства. За которыми стоят очень интересные, порой уникальные истории.

Наш спецпроект посвящен именно таким работам.

Все таланты, а он — гений

Совсем недавно в Симферопольском художественном музее появилось сразу шесть новых картин. Среди них оказалась довольно неожиданная работа — картина композитора Алемдара Караманова. Единственное живописное творение этого неординарного человека, родившегося и умершего в Симферополе (10 сентября 1934 года — 3 мая 2007 года).

Караманов — автор музыки Государственного гимна Республики Крым. Почетный крымчанин, именем которого названы улица и музыкальная школа в Симферополе. Автор музыки к знаменитому кинофильму «Обыкновенный фашизм» и народный артист Украины. Создатель 24-х симфоний. Реформатор современной классической музыки. Композитор, произведения которого исполняли и исполняют лучшие музыканты планеты. Основоположник направления «Религия в симфонизме» и яркий представитель отечественного музыкального авангарда ХХ века. И еще много-много кто.

Очень хорошо и емко, пожалуй, сказал на этот счет знаменитый советский и российский композитор Альфред Шнитке: «Мы все таланты, а он — гений!»

При этом на своей родине, в Крыму, Караманову на самом деле не слишком повезло в смысле, так сказать, воздаяния должного.

Да, есть улица, есть музыкальная школа, проводится конкурс его имени в симферопольском музучилище, но произведения его со сцены не исполняются, музей не создан, а фонд его имени приказал долго жить.

Впрочем, сейчас мы не об этом, а о картине Алемдара Караманова — единственной и загадочной безо всяких оговорок.

Дефицит информации

«Тайна мироздания» — картина, созданная Карамановым в 1963 году, в соавторстве с его лучшим другом, пианистом-виртуозом Аркадием Федоровым.

Как рассказала нам дочь композитора Кристина Караманова, полотно долгие годы висело над роялем в их доме. А затем оказалось в частной коллекции крымского художника, общественного деятеля Георгия Когонашвили.

Из этой коллекции произведение искусства и было закуплено Симферопольским художественным музеем при поддержке Министерства культуры Крыма в 2022 году.

Сведений о картине мало. К сожалению, ни автора, ни соавтора работы, ни людей, которые близко общались с ними в период создания «Тайны мироздания» и могли бы пролить свет на обстоятельства ее появления на свет, уже нет в живых. Поэтому нам пришлось предпринять собственное расследование и реконструировать некоторые события.

Также имеющуюся информацию нам предоставили в Симферопольском художественном музее.

Кристалл вдохновения

Загадочность полотна полностью соответствует своему названию. Картина представляет собой абстрактную геометрическую композицию на черном фоне.

В левой части — странный ромбовидный объект, разделенный на фракталы красного, синего и желтого цветов спектра. Предположительно, это некий кристалл — единственный источник света во тьме.

От ромбовидного объекта на черный фон проецируются две серые «тени».

Можно сказать, что это просто фантазия. «Творческие люди — странные люди».

Но можно и постараться понять, чем именно руководствовался автор. И выбор изображенного объекта тогда не покажется случайным.

Кристалл издревле используется и как предмет, и как символ энергий. И в художественной литературе, и в специальной на протяжении столетий встречается упоминание их в связи с визуализацией божественного творения. Кристалл, сияющий во тьме — как еще лучше выразить принцип творчества.

Какого рода этот творческий процесс? Была ли это музыка? Учитывая, что оба автора — музыканты, скорее всего, да.

Не исключено, что перед нами — изображение музыки. Точнее, первоосновы ее, непосредственно связанной с принципом мироздания. Похожие темы, например, присутствуют в древней пифагорейской школе, откуда приверженцы мистического понимания мира черпают до сих пор.

В пользу этого предположения можно привести и высказывания самого Алемдара Караманова. В частности, много упоминаний о мистике, о божественном есть в последнем его интервью, которое взял журналист, искусствовед Игорь Силинг в январе 2007 года, за три месяца до смерти композитора.

А вот что говорит в одном из воспоминаний об отце Кристина Караманова: «…часто говорил, что работает с высшими духовными силами. <…> Вместо сказок он рассказывал отрывки из Библии, Торы, Корана. Рассказывал, как общается с духами, которых никто из окружающих не видит и не слышит. <…> Он был создатель мистики. <…> Отец часто говорил, что Вселенная имеет свое музыкальное сопровождение».

Здесь интересно поразмышлять и о том, почему выбраны именно такие цвета кристалла. Если принимать во внимание «мистический контекст», предполагается следующее: синий, желтый и красный — три базовых цвета, как в теософском, так и в антропософском учениях, а советская интеллигенция — и тому множество примеров — была им не чужда.

Нам кажется, что это была очень личная работа. Предмет интерьера личного пространства. Сакральный, если угодно.

В год написания картины Алемдару Караманову было 29 лет, он был на пике своей ранней творческой формы и жил в Москве. Но уже через два года композитор сознательно перебирается в родной Симферополь, принимает крещение и его творчество резко меняется, становясь чрезвычайно религиозным.

Обратная сторона «Тайны»

Оборот холста не менее загадочен, чем лицевая сторона. Он буквально пестрит различными надписями и символами.

И хотя Елена Когонашвили, вдова коллекционера, предыдущего владельца картины, считает, что «это случайный холст, это просто кто-то хулиганил на холсте, а на обратной стороне потом написали картину», вместе с этим признается: «мало что об этой работе могу сказать, но она в коллекции была очень давно, сам Караманов подарил».

К этому вопросу мы вернемся чуть позже, а сейчас обратим внимание на детали, изображенные на заднике «Тайны мироздания».

Часть надписей нанесена различными флуоресцентными красками. Они похожи на сокращения, аббревиатуры. Есть среди них и упоминание Иисуса Христа.

Есть и дата 28.01.92, а также, предположительно, время 16 часов 48 минут 32 секунды. При этом дата не вызывает никаких ассоциаций у родственников Караманова, да и в жизни страны, Крыма, 28 января 1992 года ничем экстраординарным не отметилось.

Есть надписи и знаки и на подрамнике. На нижней планке фломастером черного цвета написано: «1963 г. от Р.Х.» и «Тайна Мироздания». А под названием картины черной шариковой ручкой — «Караманов-Федоров» и странное «АФД», похожее на подпись.

Не верхней планке черным и красным фломастерами изображены символы мировых религий, духовных учений. И еще свастики и пятиконечные звезды, очень любопытно при этом сбалансированные: черные и красные, зеркально отображенные. А рядом надпись — «Нет фашизму!».

Учитывая, что Алемдар Караманов был автором музыки к нашумевшему в свое время фильму «Обыкновенный фашизм», здесь можно усмотреть прямую тематическую связь, особо волновавшую в то время автора. Но, если принять во внимание, что картина датируется 1963 годом, а фильм появился на несколько лет позже, то получается некоторая нестыковка.

Еще больше вопросов появляется, если учитывать, что дочь композитора Кристина Караманова рассказала нам, что почерк, которым сделаны надписи на обороте картины, совсем не похож на руку отца…

Трагедия соавтора

И вот тут самое время обратить внимание на соавтора картины, Аркадия Федорова.

Начало 90-х годов прошлого века — темные дни в биографии Караманова. Известно, что он в этот период очень сильно нуждался материально. Что тогда происходило с его личными вещами — бог весть. Не могла ли картина в данный период попасть к Федорову? А через него уже к коллекционеру Георгию Когонашвили? И не мог ли сам Аркадий сделать все эти надписи на обороте?

Тем более, что сразу несколько источников, с которыми пообщался Крымский Телеграф, указали на тесное знакомство Когонашвили и Федорова.

Да и странное «АФД», дважды повторяющееся на заднике картины — фломастером на подрамнике и флуоресцентной краской на холсте — не может ли быть автографом А(ркадия) Ф(е)Д(орова)?

К тому же красочные флуоресцентные «каракули» вряд ли могли появиться ранее конца 1980-х годов, когда стали выпускаться такие краски в тюбиках (краски наносились именно из тюбиков, это заметно), а дата написания картины, как уже говорилось — 1963 год.

Караманова и Федорова связала Москва. Алемдар Сабитович учился в Московской государственной консерватории им. П. И. Чайковского с 1953 по 1958 год, причем закончил сразу два отделения — композиторское и фортепианное, а с 1958-го по 1963-й продолжил там же обучение в аспирантуре. Федоров же учился в консерватории в 1958-1963 годах, на фортепианном отделении.

Карьера виртуозного столичного музыканта Аркадия Федорова начиналась блистательно, но в итоге он оказался в Симферополе и, по свидетельству крымского журналиста Валерия Митрохина, подрабатывал тапером балетной студии при Доме культуры в селе Перово Симферопольского района. Есть свидетельства того, что на социальное дно он упал из-за наркотиков и «закончил свою несчастную жизнь на улице».


Поделиться новостью: